Поиск

Последние материалы

Наши партнёры



 Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

Александр ТРАЙНИН 

 

Имеет ли Абхазия право на независимость?

05 апреля 2005

 

30 марта президент Абхазии Сергей Багапш сообщил на пресс-конференции в Сухуми, что информация о смене настроений в абхазском обществе и о рассмотрении возможности вхождения непризнанной республики в состав Грузии – "не что иное, как блеф". "Если у них (то есть у Грузии) есть подобные убеждения, то грузино-абхазский переговорный процесс может прекратиться, не начавшись", – сказал абхазский лидер.

Отношения между Абхазией и Грузией сейчас таковы, что в любой момент времени можно ожидать начала военных действий. Конечно, обычно войны не начинаются внезапно, к ним готовятся, подводят материально-техническую базу, прорабатывают вопросы снабжения армии и подразделений боеприпасами, топливом и питанием для действующего состава.

В нашем случае войска Грузии будут действовать очень быстро, энергично и продуманно. И задача предполагаемой молниеносной войны состоит в том, чтобы Россия при всей её мощи осталась полностью в стороне. И это в принципе реально.

В настоящий момент времени Тбилиси взяло не просто активный курс на реформирование своей армии, но и поставило вполне выполнимую задачу модернизации и структуризации своих вооружённых сил на самом современном мировом уровне. А такой уровень присутствует только в армии США. Ведь боевые действия должны осуществляться в очень специфических условиях, которых не было даже в Афганистане.

В этой гипотетической войне, которая скоро может превратиться в реальность, Россия, как обычно, ограничится позицией стороннего наблюдателя. И по-другому не будет. Именно поэтому Сухуми должно рассчитывать только на свои силы.

Существующее сейчас политическое и экономическое положение Абхазии даёт ей возможность говорить о себе как о совершенно самостоятельном государстве, которое вправе само определять своё внешнее и внутреннее обустройство. Поэтому руководство республики будет принимать именно такие решения, где станет превалировать мнение большинства населения о независимости страны. А это позволит уже задействовать все внутренние и внешние возможности по защите своего суверенитета.

Независимое государство, если оно подвергается интервенции, имеет право не просто на международную помощь, но и на ответные действия активного характера именно на территории противника. То есть, если бы Абхазия была признана так называемым международным сообществом, то вторжение войск Грузии следовало бы рассматривать исключительно как агрессию против суверенного государства.

Вопрос государственной независимости юридически обоснован как в документах международного права, так и нормативных актах ООН.

Но международные отношения, какими бы актами они не регулировались, в настоящий момент времени имеют совершенно иную оболочку и иное содержание.

Сейчас в мире существует только одна сверхдержава – США. Это официально было объявлено ещё при Клинтоне и подтверждается как словами, так и действиями со стороны Буша.

После удачного похода США за иракской нефтью, от которой бюджет Америки ежедневно получает по миллиарду долларов, международное право имеет только ту юридическую обоснованность, которую одобряет Вашингтон. И никак иначе.

Именно поэтому вопрос о суверенитете и независимости какой-либо страны в восприятии международного сообщества будет определяться исключительно позицией США.

В нашем мире, где солнце встаёт на востоке, существуют немало удивительных современных политических загадок, когда смотришь в книгу с фиксированными правилами, а, отрывая от неё голову, видишь совершенно иное в форме кулака, из которого торчит большой палец.

Говоря о независимости, в качестве примера следует вспомнить остров Тимор, который можно рассмотреть только с помощью лупы или портативного микроскопа. Обычно филателисты гоняются за его восточным раритетом, как бывшей португальской колонии.

Восточный Тимор, который упоминается здесь как абстрагированный предлог, Россия признала 20 мая 2002 года, о чём был даже подписан указ президента России. (День независимости Демократической Республики Восточный Тимор (ДРВТ) пока в России не отмечается).

К моменту узаконенной государственности ДРВТ на острове находилось одиннадцать батальонов индонезийской армии. Существовало военное положение, изменить которое не мог никто. Никто, кроме США. Именно Билл Клинтон настоял на провозглашении восточной части острова в Демократическую республику Восточный Тимор.

Численность населения ДРВТ составляет порядка одного миллиона человек, в то время как в Абхазии проживает до 300 тысяч. [1]

Нюанс только состоит в том, что Тимор, в отличие от Абхазии, это целостный остров, где существует один народ, разделение которого равносильно разрезанию Кореи на Северную и Южную. К чему это привело – видно всему миру.

Но разделение Тимора – состоявшийся факт и обсуждению уже не подлежит. Тогда возникает вопрос: как может происходить провозглашение независимости какой-либо страны или как в противоположном случае происходит воссоединение исторических территорий, на которых проживает один народ.

Когда Индонезия ввела в 1975 года свои войска в восточный Тимор, США молчали. Им было на это наплевать. Плевать они перестали только при проведении массированных бомбардировок Ирака и Сербии. Им надо было озвучить следующий принцип. Народ, который пожелал жить самостоятельно, имеет право на самоопределение в результате национально-освободительной войны: как хорваты, как боснийцы и как иракцы, которых они привезли в качестве министров потом в своём вагоне из Европы и Америки.

Получение независимости территориальными образованьями в настоящий момент времени реально лишь в случае, когда они будут объявлены зоной национальных интересов США.

Если сравнивать перечисленные выше ситуации с Абхазией, где население полностью отвергает идею государственности в составе Грузии, то возникает естественный вопрос – почему Дакка, которая была превращёна в органичный придаток Пакистана, превратилась в независимый Бангладеш?

Да только потому, что восточные пакистанцы не захотели жить вместе с западными пакистанцами, а решили стать полностью независимыми. И для этого были причины – в первую очередь естественное притеснение Исламабадом бенгальцев. Восточный Пакистан решил самостоятельно распоряжаться своими природными ресурсами, а именно газовыми месторождениями, объём которых составляет почти 500 миллиардов кубических метров.

Бангладеш стал независимым только потому, что так решили СССР и США. Теперь СССР нет, а США занимает те места, которые освободились от уничтожения его основного противника. В том числе и по добыче природного газа в Бангладеш.

Вообще возникает очень интересная закономерность. Те народы или их руководители, которые любят Америку, сразу находят поддержку международного сообщества под руководящей ролью США.

Вот и получается, что Хорватия имеет право на независимость, потому что она любит Америку. И Словения любит Америку. И Македония, и даже Косово, где существует исключительно власть албанских наркоторговцев (выражение немецких газет), тоже любит Америку.

А в Абхазии территория абхазская, но власть должна осуществляться из Тбилиси. Всё, как положено, по науке, которая существует в США. Как там говаривал один из книжных героев, ехавший в Америку: "колумбус, цивилиус, америкус".

Так всё-таки почему одни нации имеют право провозглашать свою независимость, например Косово со своей албанской автономией, и её признают все цивилисты Европы и Америки, а другие, например, Абхазия, не имеют права?

Существующий ныне принцип таков: народ, который выступает против США, никогда не обретёт своей независимости. И вообще все те территории, которые представляют собой опасность для Америки, не получат право на свою самостоятельность. Так было и есть с Чечнёй.

Американцы долго присматривались к Чечне и через союзные им государства оказывали существенную материальную и политическую помощь. Но стоило чеченцам провозгласить лозунг "США – враг", как мнение Вашингтона стало благосклонно меняться в сторону России.

Абхазия не хочет идти под протекторат ни Грузии, ни Турции, ни какой иной другой страны, кроме России. Такое положение не возникает за один час, оно накапливается десятилетиями, если даже не столетиями. Так, собственно говоря, оно и было. Всё, что существует в отношениях между Абхазией к Грузии, решить мирным путём уже невозможно никогда. И не надо строить иллюзий, говорить о международном праве, угрожать или готовиться к войне.

Сейчас нет СССР, есть США, но существует и Россия. И что будет, если вдруг США захотят, чтобы Абхазия стала независимой, представила бы свою территорию под овощные базы США и стала бы вместе с американцами бороться с мировым терроризмом, а попросту говоря, обсуживать интимные интересы США на Кавказе и иных точках земного шара.

В этих, так называемых "интимных интересах", присутствует очень интересная деталь: говорить одно, а делать другое. Когда в Ираке появились американские интервенты, то один бравый капитан-Америка сказал с экрана телевизора: "мы пришли сюда для того, чтобы дать народу Ирака право пользоваться собственной нефтью". На что один русский телезритель машинально продолжил – так иди тогда и к нам. Вот такая штука получатся, когда смотришь телевизор, и когда такой бравый капитан говорит красивые правильные коммунистические слова.

Сейчас США и их сводная сестра Англия категорически против предоставления независимости Абхазии, хотя этот факт существует и в пространстве и во времени.

Поэтому можно и нужно предложить и такой вариант. Сухуми официально заявляет, что на территории Абхазии найдены запасы нефтяных месторождений, которые по себестоимости укладываются в калькуляцию добычи Брунея. Так как сейчас правительство Абхазии избранно законным путём – опровергнуть такой факт невозможно ничем – то оно обращается к Тони Блэру о предоставлении помощи со стороны нефтяных компаний Англии для установки нефтедобывающих вышек.

Условия будут следующие: 60 процентов извлекаемой нефти будет принадлежать англичанам, а остальные Абхазии, то есть самая обыкновенная концессия. Тони Блэр, этот рубаха-парень, сразу же приедет в Сухуми и приведёт с собой английскую эскадру для защиты свободолюбивого абхазского народа от империалистической Грузии. Будет провозглашён тост о вечной дружбе между Англией и Абхазией.

Сразу же американские конгрессмены найдут очень много исторических параллелей, из которых станет ясно, что абхазы – это фактически англичане, которые бежали в своё время от притеснений католиков короля Якова или же протестантов королевы Виктории.

Суть не в том, что наряду с декларацией о вечной дружбе будет заключён договор о добыче нефти в Абхазии в течение 100 лет. Суть состоит в том, что Республика Абхазия в этом случае мгновенно признаётся мировым сообществом, в том числе и такими странами, как Фиджи и Барбадос. А про США, Англию и другие продвинутые государства и говорить нечего.

Исходя из вышеизложенного, Абхазия в данный момент обязана полагаться только на свои собственные силы. Она действительно независима в своём регионе. Факт состоявшийся. И это понимают все, кто живёт в реальном времени.

Но существующая вокруг неё ситуация такова, что вопрос юридической независимости Абхазии решить сможет только Россия и никакая другая страна в мире. Даже США и её сателлиты понимают это.

Вот почему России следует использовать данный постулат незамедлительно. В ином случае политический ущерб для Кремля будет перевешивать виртуальные договорённости с Грузией, руководство которой сделало ставку на конфронтацию с Москвой по всем политическим и экономическим аспектам двухсторонних отношений. И в один из дней набирающее силу противостояние приведёт к взрывоопасному прорыву, называемому войной. Со всеми вытекающими последствиями.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить