Поиск

Последние материалы

Наши партнёры



 Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

Что ожидает Россию и Германию в ближайшем будущем

Состоявшиеся в 2006 году визиты канцлера ФРГ Меркель в США и Россию показали, что после прихода в Германии к власти объединённой коалиции христианских демократов и социал-демократов, роль этой страны в управлении мировыми процессами политики и экономики резко возросла.
Это связано в первую очередь с полным изменением политического курса Германии, о чём уже ранее было объявлено непосредственно канцлером Меркель и подтверждено её предыдущими визитами в Польшу и США.
     Во время недавнего посещения Вашингтона руководитель Германии объявил о начале
 
совершенно нового поворота в отношениях между Берлином и Белым Домом. Несмотря на критику, которая была решительно отвергнута Бушем, относительно концентрационного лагеря Гуантонамо на Кубе, где содержатся без суда и следствия лица, обвиняемые в международном терроризме, общая тональность как самих переговоров, так и тем более заключительной части визита о совместном сотрудничестве была выдержана в духе дружбы, взаимопонимания и долгосрочного сотрудничества.
       Следует отметить, что для немецкого мышления, воспитанного в духе полного отрицания гитлеровского наследия, само уже упоминание о концентрационном лагере представляет собой вопиющее нарушение прав человека. Поэтому вполне естественен учёт Меркель общественного настроения, который является главным критерием даже существования фактически любого правительства Германии. Поясним, почему именно этот так называемый вопрос был оглашён публично канцлером Германии во время своего пребывания в Вашингтоне.
       Дело в том, что, когда США начали интервенцию в Ираке, в Германии, как и во
 
многих странах Европы, активизировала свою деятельность ЦРУ, причём в очень агрессивной форме – похищении без всяких на то юридических доказательств людей. То есть просто по подозрению было задержано, как официально сообщали средства массовой информации Германии, 9 человек, которые были тайно посажены в самолёты и транспортированы в так называемые закрытые тюрьмы на территории Афганистана, Польши, Румынии и Кубы (Гуантонамо). Швейцарские газеты утверждают, что ещё одна такая закрытая тюрьма ЦРУ находится и на территории Украины, но Киев, естественно, отверг все обвинения в свой адрес.
       Однако наибольший всплеск общественного мнения в Германии к данной проблеме вызвала, как называют сами немцы, афёра Аль Масри. Этот подданный Германии (Khaled el-Masri), корни которого находятся в Ливане, средь бела дня был похищен агентами ЦРУ в Берлине, где такие вещи вообще не могут присниться обыкновенному немецкому бюргеру. Потом он был посажен на самолёт, принадлежащем ЦРУ, в котором его начали избивать, требуя признания в террористической деятельности. Эти побои продолжались до самого приземления в Афганистане, где его поместили в одну из секретных тюрем. Благодаря чистой случайности, Масри остался в живых и оказался на своей Родине в Германии, где он нанял адвоката и начал судебный процесс против ЦРУ.
Именно тогда германская общественность и узнала о существовании на её территории так называемых транспортных тюрем ЦРУ, схемы полетов которых и представлены на рисунке.
И, несмотря на такую критику со стороны Меркель в адрес США, которую лучше назвать обыкновенным замечанием, в целом весь процесс переговоров в Вашингтоне следует назвать исключительно благоприятным для Буша, которому очень была нужна поддержка Берлина в его внешней политике.
       Естественно поэтому, что Меркель также поддержала усилия Белого Дома по налаживанию мирного процесса в Ираке, который трещит не то, что по швам, а вообще не имеет право даже на такое обозначение.
       Однако германский министр Хайдемария Вичёрек Цоуел (Heidemarie Wieczorek-Zeul),бывшая в составе делегации и ответственная за помощь развивающимся странам, заявила о выделении 10 миллионов долларов Ираку на восстановление мира в этой стране. Она почему-то забыла, что только по сведениям той же американской прессы, за время присутствия оккупационных войск в Ираке было украдено почти 20 миллиардов долларов.
Тут есть одна маленькая особенность – именно те страны, которые поддерживают американскую оккупацию Ирака, и будут получать контракты на закупку иракской нефти по цене почти в полтора-два раза ниже мировых цен.
       Далее, высказываясь по Ираку, Меркель заявила, что немецкие службы безопасности будут тренировать иракскую контрразведку в её борьбе против иракских партизан. Следует отметить, что эта деятельность началась уже почти четыре года тому назад и
 
продолжается очень активно в режиме усиления, о чём немецкая общественность узнала фактически только перед визитом канцлера Германии в США.
Более того, речь в Вашингтоне шла и о предполагаемой посылке войск Берлином в Ирак в количестве не менее 2000 человек.
       Германия уже и так имеет достаточное военное присутствие в мире, которое охватывает уже большое количество стран. Немецкий военный контингент в Афганистане по реальным данным имеет численность почти 2500 человек. Они должны в принципе выполнять исключительно полицейские функции. Однако результат такой присутствия виден на снимке. И количество гробов из других стран в Германию растёт с каждым днём.
Но даже такие факты не останавливают правительство Меркель. Военное присутствие Бундесвера теперь будет не снижаться, а только увеличиваться, поддерживая американские войска в зонах военных конфликтов.
       Получив такую политическую поддержку со стороны Германии, Буш в свою очередь пообещал Меркель «выступать в едином блоке против усиления энергетической экспансии России в её влиянии на Европу» в первую очередь за счёт компенсацией иракской нефтью.
Дело в том, что российская энергетическая магистральная направленность на Европу иметь такое стратегическое значение, которое полностью может именно при разумной политике поставить Объединённую Европу в зависимость от России (см. рисунок). Это прекрасно поняли в Брюсселе, Берлине, Варшаве и Лондоне. Это поняли и в Вашингтоне. Поэтому в Германии сейчас разгорелись острые дискуссии о возобновлении строительства АЭС в качестве альтернативы российскому газу. Но даже и в случае увеличения роли атомной энергетики в балансе энергоснабжения потребление нашего газа в Европе
 
будет не снижаться, а повышаться.
Для более ясного понимания отношения Германии к России в сфере энергетики после прихода Меркель к власти, следует привести некоторые высказывания немецких политиков. Так, например, как заявил достаточно негативно председатель комитета по внешним делам Европарламента Эльмар Брок (Elmar Brok) 2-го января этого года: «энергия России используется как политическое оружие», а далее он продолжил вообще цинично: «Президент России Владимир Путин хотел бы «оранжевую революцию» на Украине снова аннулировать с помощью газа» («Russlands Präsident Wladimir Putin wolle die ‘orange Revolution’ in der Ukraine über das Gas wieder außer Kraft setzen”). При этом он сравнивал условия поставок газа в Белоруссию, делая вид, что всё должно быт равнозначно.
А другой либерал-демократ Вернер Хойер (Werner Hoyer) вообще сказал то, что на уме у всей Европы: «кто собственно гарантирует, что Россия также в противоположность другим странам, например Германии, в один из дней не станет использовать газовый кран как средство давления или инструмент дисциплины?».
Поэтому визит Меркель в Россию, и её переговоры с президентом Путиным проходили уже в совершенно иной, чем в Вашингтоне атмосфере – прагматичной и деловой. Интерес Германии, точнее её деловых кругов, к России сводится исключительно к получению доступа к энергоносителям. Не более. Всё остальное – обыкновенные слова политиков о вечном мире и вечной дружбе, срок которой обычно оканчивается тогда, когда интересы одной страны начинают конфликтовать с интересами другой. Цифры нашего так называемого товарооборота, когда в принципе существует лишь превалирование энергоносителей с нашей стороны, могут быть вообще заоблачными – до 30 миллиардов евро. Приблизительно столько может стоить проект освоения месторождений нефти и газа в восточной Сибири. Можно и нужно вовлекать Германию в участие транспортных магистралей на дальнем Востоке. Вообще таких проектов, которые смогли бы завязать Берлин на присутствии в экономике России в таких масштабах, при которых она была бы просто не в состоянии негативно реагировать на внутреннюю и внешнюю политику нашей страны, достаточное количество. И все вопросы о так называемых неправительственных организациях, ситуации в Чечне были бы автоматически сняты с повестки любого дня.
Но сейчас следует помнить: приоритеты Германией уже расставлены.
И поэтому России необходимо обосновывать свою внешнюю политику с Германией не на основе того, чего ещё пока нет, (например, совместное строительство АЭС), а именно тех принципов, которые уже реально возникают и реализация которых зависит теперь от умения Кремля довести их до успеха. Это в первую очередь совместные энергетические проекты без присутствия третьих стран, где Германии будет отведена роль равноправного партнёра. Нам надо обязательно закрепить себя с Германией хотя бы в экономическом плане как условие их успешного развития экономики.
Но в то же время не следует забывать и того, что германский милитаризм начинает с помощью США своё новое рождение, которое имеет конкретное обозначение – присутствие на границах с Россией. Это Узбекистан, это Афганистан, это те страны, в которых также существуют интересы нашей страны.
       Ещё в 1990 году в Мюнхене на рядовой встрече германских и российских политиков один из российских экспертов сказал своему немецкому коллеге: «мы ведь с вами уже союзники». На что получил ответ: «Да что вы – этого нет, и ещё долго не будет до тех пор, пока мы с вами не станет иметь общую экономику». И действительно, в этом есть и свой смысл, и своя логика.
       Визит Меркель в США и Россию – это первый реальный шаг новых взаимоотношений и совершенно новой политики между Берлином и Москвой, где умение нашей стороны зависит от фактора реального понимания, какая именно сейчас власть существует в Германии.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить